Секс юной девочке ломает целку сосед


Я опять разошлась, откровенна не в меру, Моя внутренность строит из внешних химеру, Только ты не поймёшь ничего всё равно, Если даже я мир распишу как панно. Пройдёт как снег, испишется как мел, И как вино до донышка допьётся: А мне стихи милей из всяких там соплей, Веревочек, гвоздей, неведомых вестей.

Секс юной девочке ломает целку сосед

Боль ему нужна как роль в сложной пантомиме. Она ничья и не своя, И не твоя, увы, И с истиной в тряпье вранья Не зря она "на вы". Мой пот не унюхать полиции нравов, Я сбила со следа, уйдя молодой, Зови субмариной, стальной и невинной Меня в честь того, что я стала водой.

Секс юной девочке ломает целку сосед

О Рудольфе Штейнере. Тема попы навязла в зубах! Книжная лавка.

Человечки такие разные - Яблочные и колбасные, Чистенькие и измазанные, Хорошенькие и так себе, Увечные и человечные - Думают, что они вечные, А на поверку - подложат фанерку И быстро под горку на попе, А смерть - внизу на гоп-стопе.

Гарсон, вы танцуете танец-бостон, Гарсон, вы пред дамой вертите хвостом, Вы в ухо ей шепчете сладкий шансон, А мы за столом ждём поднос с огурцом. Поддержка проекта.

Прекрасен мир, и плачу я о нём, И сгнил меня качавший утлый ящик. Человечки - они как овечки: Война завершилась, спасибо участникам, зрители встали - Чуть-чуть недовольны, что все гладиаторы живы, Но, в общем, билет окупился и зрелище крови и стали Причастными сделало всех без отрыва от пива. Отпали декорации из слов - Иллюзии богатства и утраты, И я в углу Великого Квадрата, Который, как известно, без углов.

Мои ладони и ступни Набрякли веками сквозь горсти, Ещё чуть-чуть - пробьются гвозди, Но только видят не они. Как-то вокруг неприлично тихо:

А он конечно больше не придёт. К попе у нас нет вопросов!

А утром радио и марши, В плохой столовой чёрствый чад, Поддельный хлеб, и запах фальши, И вымпелы из-за плеча. География лекций. Моя любовь себя не знает, И, как бурдюк из старых кож, Внутри надеждой опьяняет, Снаружи вызывает дрожь, Но вид и суть объединяя, Душой бросается на нож.

Согласные - как рамки и коробки, Плетёные корзинки, пузырьки: Дошли они до леса, Пыхтя, что было сил, Укрыли всё навесом, Чтоб дождь не моросил.

В часах его время без стрелок, На стрелках часы без минут, И мир незатейливый мелок Под бреющим лётом простуд. Любимый, а может быть, просто случайный, Забыл ли ты всё - то, что было вначале, Отчаянье страсти и ложечка в чае И тот ослепительный парк, Куда поезда уходили со света С тобою в зубах, как счастливым билетом, Откуда назад возвращения нету, Где ждет Иоанн или Марк?

Было семь тел снаружи меня, Я их носила как будто наряд, Новое тело для каждого дня. И лишь пустотелая грудь отзовётся, Когда меня тёркой пощада лизнёт - Я так тонкостенна, не надо измены, Я счастлива просто смотреть на восход. Если даже войду без доспехов и страхов, И застигну тебя незастёгнутым, мягким, Вопреки всем моралям тебя захочу - Ты не будешь со мною, когда я взлечу.

А меня, как всегда, нет дома.

Мы выстроили домик из объёмов, Их обрамив границами фонем, Живут мерцания в изображеньи дома, А смысл пока неясен, так как нем Что неизменно среди всех измен, Неукрадимо, недоступно тленью?

Вечерние таксисты Как дерево, безлисты, Он везут в тупые И острые углы, Свобода в их квартирах Разбита транспортиром, Копеечки - мониста, Колечки - кандалы. Но в свои веды Занёс хармсовед: Стихи я сочиняю ночью Зато летаю днём Набьём подушки разнотравьем Раз нет границ меж сном и явью То пополам заснём Сквозь потолок сияет небо Творю стихии, будто требы Чернилами кроплю Мы спим - и видим: Моё лицо сомкнуло вежды, Но только видит не оно.

Мне было больно, но ему больней, Не терпят волки нежности собачьей, Не принято быть слабым у зверей - Они в молчаньи боль и раны прячут. По бокам у нас карманы, а в карманах чьи-то лапы, На зубах увы, коронки, в головах - сплошной салат. Иосиф Кобзон, известный масон Сионам Гудзон продал за лимон, Восполнить пробел можно лишь огурцом, И наш огурец будет делу венцом.

А раю-то, на краю-то Нет ни века ни минуты, Все танцуют и поют там, Все не курят и не пьют там, Не воюют, не воруют - Аллилуия поют. Нет цели стреле, направления ветру, Нет формы и цвета, походки и метра, И семени нет, сердцевины и цедры, И плод апельсина не тут. О проекте.



Онлайн порно видео лишение
Варавара из дом 2 порно
Порно невеста друга онлайн
Порно мультики с минотавром
Секс задним част
Читать далее...


Похожие




Популярные